Судебная практика в области искусства. 102 Жилищного кодекса Российской Федерации

Судебная практика в области искусства. 102 Жилищного кодекса Российской Федерации

Дело N3-КГ16-2. О расторжении договора найма служебного жилого помещения, выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

От 20 сентября 2016 г. N 3-KG16-2

Судебная коллегия по гражданским делам при Верховном Суде Российской Федерации в составе:

председатель Юрьев И. М.,

Судьи Горохов Б. А., Рыженков А. М.

Открытое судебное заседание по гражданскому делу, возбужденному администрацией Ежвинского района муниципального образования Сыктывкар в отношении Рупосова А. В., Рупосовой О. С., Рупосовой Д. А., Рупосова А. А. о расторжении договора найма служебной квартиры и выселении без предоставления другой квартиры на территории. основание увольнения поверенного А. В. Рупосов – А. В. Нагаева на апелляционное решение Коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 1 октября 2015 года.

Заслушав отчет судьи Верховного Суда РФ Б. А. Горохова, объяснения представителя администрации Ежвинского района муниципального образования муниципального района «Сыктывкар» Рябцева Д. Г. против рассмотрения кассационной жалобы, заключение Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т. А., учитывая, что решение по апелляции отменяется, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

Администрация Ежвинского района муниципального образования Сыктывкар обратилась в суд с иском к Рупосову А. В., Рупосовой О. С., Рупосовой Д. А. и Рупосов Ю. А. о прекращении аренды деловой квартиры; выселение из служебной квартиры, расположенной по адресу: без предоставления другого жилья, выселение по указанному адресу.

В обоснование своих требований истец указал, что на основании договора аренды жилого помещения от 21 февраля 2008 г. администрацией Ежвинского района ГХК «Сыктывкар». Рупосов А. В. получила коммерческую квартиру в собственности совета по адресу: с. Эта квартира была предоставлена ​​во время работы А. В. Рупосова в Муниципальном центре здравоохранения «Ювинская городская поликлиника».

Дополнительным соглашением от 27 апреля 2010 г. пункт 4 вышеупомянутого договора аренды служебных помещений был изменен таким образом, что договор был заключен на время трудовых отношений Рупосова А. В. с Городским центром здравоохранения «Городская больница Ювинского уезда им.

14 мая 2013 года администрация мэрии Сыктывкара предоставила семье Рупосовых социальное пособие в размере 889 560 рублей на приобретение квартиры в рамках подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» федеральной целевой программы «Квартира». »на 2011-2015 годы. Семья Рупосовых, воспользовавшись ипотечной ссудой, приобрела в совместную собственность двухкомнатную квартиру по ул.

В связи с приобретением ответчиками в собственность другой квартиры, 3 марта 2015 г. истец обратился с просьбой освободить служебную квартиру в течение 14 календарных дней с момента получения повестки, однако семья Рупосовых отказалась добровольно освободить помещение. бизнес-квартира и проживает там до сих пор.

По мнению истца, поскольку оспариваемая квартира является частью коммерческого помещения и ответчики приобрели право собственности на другое жилое помещение, у них нет законных оснований для сохранения права пользования служебной квартирой и они подлежат выселению.

Ответчики иск не приняли, сославшись на то, что на сегодняшний день А. В. Рупосов имеет трудовые отношения с МГК «Городская больница Эвинского района в Сыктывкаре» и нет оснований для расторжения с ним договора аренды офиса. По мнению ответчиков, приобретение в собственность другой квартиры в другом городе не является таким основанием.

Постановлением Ежвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 года администрация Ежвинского района муниципального образования Сыктывкар отказала в удовлетворении исковых требований о выселении подсудимых Рупосов А. В. Суд постановил выселить А. А. Рупосова, О. Рупосова и их несовершеннолетние дети Ю. А. Рупосова, Д. А. Рупосовой из специализированной (служебной) квартиры, расположенной в квартире № В доме № ул.

Апелляционным решением Коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 1 октября 2015 года решение суда отменено и вынесено новое постановление о выселении подсудимых А. В. Рупосова, О. Рупосов и их несовершеннолетние дети Ю. А. Рупосов, Д. А. Рупосова из специализированной (служебной) квартиры, расположенной в квартире N, в доме N na, без предоставления другой квартиры.

В кассационной жалобе поверенного А. В. Рупосова – А. В. Нагаева попросили направить ее на судебное заседание коллегии судей по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отозвать апелляционное решение коллегии судей Верховного Суда Республики Коми по гражданским делам от 1 октября 2015 года. в связи с существенным нарушением норм материального права и сохранением в силе решения районного суда Республики Коми в г. Ежвин от 1 июля 2015 года.

По ходатайству судьи Верховного Суда Российской Федерации Б. Горохова 27 мая 2016 г. дело было возвращено в Верховный Суд Российской Федерации для повторного рассмотрения в кассационном порядке с постановлением о приостановлении исполнения приговора. на апелляционное решение Судебной палаты по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 1 октября 2015 года до окончания производства по делу в кассационной инстанции.

Распоряжением судьи Верховного Суда РФ Б. А. Горохова от 29 августа 2016 года кассационная жалоба и дело переданы в судебное заседание Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответчики и представители третьих лиц, должным образом проинформированные о дате и месте рассмотрения дела в кассационном производстве, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине своей неявки.

Гражданский Судебный Совет Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 385 ГПК РФ, считает возможным рассмотрение дела в отсутствие лиц, не явившихся в дело.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает ее удовлетворенной, а апелляционное постановление Судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда. Республики Коми от 1 октября 2015 года признан недействительным по следующим причинам.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ, основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном производстве являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, оказавшие влияние на исход дела и без которых устранение невозможно восстановить и защитить нарушенные права, свободы и законные интересы, а также защиту охраняемых законом общественных интересов.

При рассмотрении дела судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Коми были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выражаются в следующем.

Как установлено судом и материалами дела, 28 мая 2007 года Рупосов А. В. работал в МУЗ Ежвинской городской поликлинике, с 12 апреля 2010 г. по настоящее время Рупосов А. В. Остается в трудовых отношениях с МУЗ Ежвинская городская больница города Сыктывкара в качестве врача акушера-гинеколога.

Читайте также:  Способы иммиграции в Австралию, краткий справочник

Согласно выписке из реестра муниципального имущества города Сыктывкара, квартира, расположенная по адресу:, – является муниципальной собственностью.

Распоряжением Администрации Эжвинского района коммуны «Сыктывкар» от 21 февраля 2008 г. N 138 «О предоставлении служебных помещений» квартира была включена в офисный фонд и предоставлена ​​Рупосову А. В. как офисное помещение для семьи из двух человек, в том числе его жены Рупосовой О. С.

Основой для выпуска решения стал просьбой о муниципальном центре здравоохранения «Eywińska Polyclinic City» от 27 сентября 2007 года и приложению А. В. Рупосы для бизнес-жилой комнаты.

21 февраля 2008 г. между администрацией Ежвинского меня Сыктывкар Ау Рупосов А. В. Соглашение о аренде заключалось в бизнес-квартире, согласно которому квартира обеспечивается в связи с условиями работы, на период трудовых отношений с Муз «Эльвинский городской поликлиник».

Дополнительное соглашение от 27 апреля 2010 года к договору занятости 21 февраля 2008 года N, пункт 4 договора на занятости был указан в новой формулировке, согласно которому договор был заключен на продолжительность занятости с музами Эжвинскими городской больницы Сыктывкара Отказ

По словам сертификата Ежвинского мудра, «Жильххоз» от 2 сентября 2014 года в определенных квартирах зарегистрирован: А. В. Рупосов, его супруга О. С. Рупосова, дочь Д. А. Рукосова, Год рождения, сын Y. A. Рупосов, год рождения.

Суд также определил, что на основании договора о покупке и продаже от 11 апреля 2014 года Рупос приобрел в общем сорадерении (после 1/4 участия в почти каждые) жилые помещения, расположенные в Ул.

Эта квартира была куплена, помимо прочего, для средств из федерального бюджета в связи с предоставлением пяти страховщиков социальной адаранзы в размере 889 560 труб для покупки жилых помещений в рамках подпрограммы «предоставление Квартиры к молодым семьям «Федеральной программы для целевой целевой работы» на 2011-2015 годы.

Не удалось судить с этим требованием, истец сослался на тот факт, что в связи с приобретением обвиняемых были основы для прекращения договора аренды специалиста (бизнеса), однако, обвиняемые отказывались добровольно опустошать спорные жилые помещения.

Благодаря разрешению спора, суд первой инстанции пошел от того факта, что оспариваемый жилой помещение имеет статус деловых помещений, был разделен А. В.. Рупосов на протяжении продолжительности трудовых отношений в лекарственном отделении Сыктывкарской коммуны, с которым А. В. Рупосов остается в курсе занятости до сих пор, поэтому нет никаких правовых оснований для прекращения договора аренды с бизнес-квартирой.

Суд указывал, что применимое жилищное право не содержит таких признаков (решений) договора аренды специализированных жилых помещений, как приобретение арендатора или членами его семьи других жилых помещений для собственности.

Ведущим решение о суду первой инстанции и выдача нового суда, с тем чтобы удовлетворить требование претензии претензии Ежвинского района Сыровкарской коммуны за выселение обвиняемых из сервисного жилого помещения, суд первой инстанции предполагал, что Приобретение руководов Рупосовцев в других жилых помещениях представляет собой безусловную основу для прекращения договора аренды жилых помещений из-за потери сотрудника, необходимость иметь жилые помещения.

В жалобе кассационной кассации заявитель относится к тому, что судебная палата для гражданского суда Верховной Республики Коми ошибочно истолковала и применила часть 4 ст. 83, арт. 99, 101, 102 Жилищного кодекса Российской Федерации, заявив, что потеря или отсутствие правильного человека, которые должны быть зарегистрированы в качестве нуждающейся квартиры в связи с покупкой собственности на квартиру, является абсолютной основой для выселения от бизнеса плоский.

Судяная палата для Гражданского суда Верховного суда Верховной Российской Федерации гласит, что при рассмотрении этого дела экземпляр Апелляционный суд предал значительные нарушения материальных стандартов закона, следующим образом.

Право на квартиру относится к основным правам и свободам человека и гражданина и гарантируется искусством. 40 Конституции Российской Федерации. В то же время никто не может быть произвольно лишен квартиры.

По данным искусства. 55 Усть. 3 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, а также для обеспечения обороны и защиты государства. государственная безопасность.

При этом основания и порядок выселения граждан из квартиры устанавливаются федеральным законом, и только на основании этих оснований суд может лишить гражданина права на жилище.

Расторжение договора аренды специализированной квартиры по инициативе арендодателя регулируется ст. 101 Жилищного кодекса РФ, согласно которому договор аренды специализированной квартиры может быть расторгнут в судебном порядке по заявлению арендодателя в случае отказа арендатора и членов его семьи, проживающих с ним по договору аренды специализированного жилья, а также в иных случаях, предусмотренных ст. 83 Жилищного кодекса РФ.

Расторжение договора аренды специализированной квартиры предусмотрено ст. 102 Жилищного кодекса РФ, согласно которой договор расторгается в связи с утратой (уничтожением) жилища, переходом в собственность жилого помещения в общежитии либо его передача в хозяйственное или оперативное управление другому юридическому лицу. , кроме случаев, указанных в ст.

Расторжение договора аренды жилого помещения, включая специализированные помещения, может привести к потере арендатором и всеми членами его семьи права пользования помещением и возможности выселения из жилища.

Следовательно, ст. 103 Жилищного кодекса РФ гласит, что в случае прекращения или отказа от аренды специализированной квартиры граждане должны покинуть квартиру, которую они занимали по такому договору.

В случае отказа в выезде из жилого помещения они выселяются в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

Между тем ни в статьях 101 и 102 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни в статье 83 (часть 4) Жилищного кодекса Российской Федерации нет таких оснований для прекращения (расторжения) договора аренды специализированного жилья, таких как приобретение арендатором или его семьей другой квартиры в собственность.

Ссылка апелляционного суда на другие положения ст. 83 Жилищного кодекса РФ тоже неверен.

Положениями частей 2 и 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, которые также распространяются на пользование специализированным жилищем, установлено право работодателя и членов его семьи в одностороннем порядке расторгнуть договор социальной аренды, то есть: в одностороннем порядке отказаться от договора.

Читайте также:  Как заказать выписку из Единого государственного официального реестра

В случае выезда одной из сторон договора аренды социальной квартиры на другое место жительства и, соответственно, одностороннего отказа от исполнения данного договора, договор считается расторгнутым в день отъезда.

В этой связи нельзя игнорировать тот факт, что ответчики добровольно и фактически покинули служебную квартиру, расположенную по адресу:, по другому месту жительства, отказ от прав и обязанностей в отношении рассматриваемого помещения.

Однако такие обстоятельства судом по данному делу не были установлены, и материалы дела показывают, что семья Рупосовых на момент принятия решения по кассационной жалобе все еще проживала в указанных офисных помещениях и оплачивала коммунальные и другие связанные с этим обязательные платежи. жить там.

Тот факт, что Рупосы приобрели право собственности на другое жилище в другом городе, сам по себе не может доказывать, что ответчики покинули ранее занимаемое жилище или что они отказались от своих прав на эту квартиру. Принятие арендатором права собственности на другое жилище по специальному договору аренды не является абсолютным и должно оцениваться судом в свете других доказательств того, что это лицо намеревается переехать в другое место жительства.

Кроме того, следует помнить, что запрет на предоставление специализированного жилья гражданам, обеспеченным жильем в данном населенном пункте (ч. 2 ст. 99 Жилищного кодекса РФ), не подразумевает запрета на использование такого жилья, если затем арендатор или члены его семьи, которым оно было предоставлено, станут собственниками другого жилища на основаниях, разрешенных законом.

Аргумент Апелляционного суда о том, что Рупосовы и двое их несовершеннолетних детей выселяются без предоставления им другой квартиры, поскольку они не зарегистрированы как нуждающиеся в жилье или не имеют права на такую ​​регистрацию, неубедителен.

Следовательно, у суда апелляционной инстанции не было оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Судебный совет по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации констатирует, что нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, являются существенными, повлияли на исход дела и без их устранения невозможно восстановить и защиты нарушенных прав и законных интересов, в связи с чем обжаловано решение Судебного совета по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 1 октября 2015 года на решение Районного суда Республики Коми в г. Эвин от 1 июля 2015 г. отменяется, так как

Следуя ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Гражданский Судебный Совет Верховного Суда РФ

апелляционное решение Судебной палаты по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 1 октября 2015 года об отмене, оставить в силе решение Ежвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 года.

Что нужно учитывать в деле о выселении из служебного жилья

Частым случаем выселения из служебной квартиры, предоставленной городской администрацией, является расторжение трудового договора или договора, по которому квартира была предоставлена. Иск о выселении становится неприятным сюрпризом, особенно для милиционеров-пенсионеров и членов их семей, которые вдруг узнают, что хотят выселить из коммунальной квартиры, не предоставив им альтернативного жилья.

В соответствии с п. 27 Типового правила государственного служебного жилищного фонда, предназначенного для оперативного управления, для органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации и органов внутренних дел. войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 г. № 897 (с изменениями от 1 октября 2004 г., с изменениями от 16 марта 2013 г., далее – как «стандартное положение»). Более того, § 28 Статута гласит, что офицеры с опытом работы в правоохранительных органах не менее 10 лет не могут быть выселены без предоставления им другой квартиры в случае, указанном в § 27.

Часто местные власти Министерства внутренних дел, желая облегчить себе жизнь, просят муниципальную администрацию предоставить жилье их сотрудникам. В этой связи следует отметить, что нормы, содержащиеся в типовых положениях, не распространяются на жилье, предоставляемое муниципальной администрацией.

Например, двум оперативным милиционерам, которые всю жизнь прослужили в одном отделении, были предоставлены служебные квартиры. Первый – от Министерства внутренних дел, второй – от муниципалитета города, в котором находится ОВД. В результате первая из них, после кредитования десять лет, сохранит свою деловую квартиру, а другой, после выхода на пенсию, должен вернуть их администрацию квартиры и будет выселен «в никуда.

Мы, адвокаты, понимая, что аргументы о честном долгосрочном обслуживании и отсутствии другой квартиры не будут учтены судом, мы вынуждены искать дефекты в механизме предоставления деловой квартиры по городу администрацию. Я расскажу вам о одном из них, который был раскрыт при исследовании вопроса о деле на основании которого было обнаружено, что квартира не была официальной.

Предыдущие органы таких случаев довольно редки, но описанные в литературе. В некоторых случаях суды признают сервисные ресурсы для жилья по социальной арендной плате (см. Пример Центрального районного суда Комсомольск над Амурской, Хабаровской территорией от 28 августа 2014 года; порядок суда Приморски в случае № 33-143 от 19 января. 2012.).

В то время как лучшая защита – это атака, защищая основные права – капитан полиции V. и членов его семьи и главной полиции К. и члены его семьи – кто получил иск для выселения от бизнес-квартиры, я запросил взаимное требование Против администрации города о признании прав на использование жилых помещений в рамках социальной арендной платы, а также приверженность ответчика заключить договор аренды социальных помещений с каждым из вышеперечисленных люди.

Я хотел бы отметить, что муниципальная администрация часто пытается упростить вашу жизнь, не регистрироваться в органах регистрации жилых помещений в качестве квартир для аренды услуг. В результате получается, что набор документов доступен для квартиры: административное решение о предоставлении квартире статуса бизнес-квартиры и доказательств для предоставления семейной семьи. Там отсутствует один «аксессуар» – квартира, как услуга не проходила по государственной регистрации. И это означает, что это не было (часто предполагает, что никто никогда не потребует гражданского процесса для выселения регистрационных документов квартиры, в результате чего люди все еще будут выделены).

Таким образом, во время спорного жилья на условиях стандартных условий договора аренды они не получали статус обслуживания жилья из-за отсутствия соответствующей государственной регистрации. В этой ситуации порядок руководителя коммуны об включении помещений в жилой фонд вместе с включением сервисного жителя, а также награду помещений в качестве сервисного жилого ресурса несовместимы с правом и договором аренды Сервисного ресурса был заключен необоснованным, не сохраняя уставные требования. Доставка жилых помещений может быть реализована только администрацией только для улучшения жилищных условий Клиента – то есть в соответствии с договором социального аренды. Поэтому, с момента заключения с моими клиентами, справочное соглашение об услуге жилых помещений фактически использовали жилье на принципах социальной арендной платы.

Читайте также:  Гражданство 2021

Хотя материалы дела по городской администрации предоставили доказательства, которые соответствуют требованиям искусства. 60 кв. (О статусе деловой квартиры), но оспариваемая квартира, на мой взгляд, не может быть использована в рамках жилищного соглашения специалиста.

Указ правительства Российской Федерации 18 февраля 1998 г. № 219 «Об утверждении принципов проведения единого национального реестра прав на недвижимость и сделки с ними» заявляют, что единый государственный реестр состоит из департаментов, содержащих записи На каждом объекте недвижимости, и каждый отдел в свою очередь содержит описание объектов, заявлений о правах собственности и других прав собственности на него, а также имени (звание) правильного держателя, записи по ограничению (Beatens) Эти права и существование сделок с этим объектом.

В связи с тем, что регулирование Министерства экономического развития России от 22 марта 2013 года. № 147 «Об утверждении документов, в виде которого информация, содержащаяся в едином государственном реестре по недвижимости и сделкам с ними», не содержит ссылки на присутствие в лифте из одного реестра государственной информации о Статус квартиры, рассмотрение гражданских дел, на мой взгляд, желательно отправить в соответствующую должность Федеральной государственной службы регистрации, кадастика и судебной картографии запроса, имеет ли квартира статус бизнесменов.

Единственным доказательством существования зарегистрированного закона является государственная регистрация (часть 5 ст. 1 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости», в дальнейшем упомянутое как «Регистрация недвижимости»). Постановление правительства Российской Федерации 26 января 2006 г. № 42 было одобрено нормативным актам для выделения жилых помещений для специализированных жилых ресурсов и проектов договоров аренды для специализированных жилых помещений (далее – правила). Согласно пункту 14 правил процедуры, «управление органом на дату, указанному в пункте 13 настоящего регулирования, принимает решение о распределении жилых помещений до данного типа специализированного жилищного ресурса или отказ от такого назначения. Информация о решении, принятой Органом, направляется заявителю в течение 3 рабочих дней со дня принятия решения ».

Таким образом, это управляющий орган от муниципального жилищного фонда имеет право на отправку соответствующего заявления в органу регистрации в течение трех рабочих дней со дня принятия решений о классификации квартир к конкретному типу специализированного жилого фонда. Согласно пункту 15 правил, использование жилых помещений в качестве специализированного жилищного фонда допускается только после завершения его конкретного типа специализированного жилищного фонда. Без государственной регистрации квартиры в качестве сервисных помещений администрация муниципальной единицы не имеет права использовать его в этом качестве. Присвоение жилых помещений в жилищную фонд специалиста, только на основе резолюции районного совета без регистрации в Регистрационном органе является нарушением требований жилищного кодекса Российской Федерации и правил.

Учитывая тот факт, что спорные квартиры не были зарегистрированы в Национальном реестре квартир в качестве обслуживающих помещений, они не получали статус части специализированного жилого ресурса в установленном порядке.

Напомним, что в соответствии с частью 2 пункта 19 Закона о регистрации государственной недвижимости, если закон, правовое сокращение или порядок имущества был создан на основе акта государственного или местного органа или сделок, в том числе, в том числе на заключенные На основании этого закона этот орган в течение 5 дней работы с даты закона (или сделки) должен представить запрос на органу регистрации и документы на данную недвижимость в порядке, указанном в статье 18 Закона. Регистрация также подвержены ограничениям о правах и бремя недвижимости, в частности сервитуру, ипотеки, доверие, аренды, аренды жилых помещений (статья 7 Закона о регистрации государственной недвижимости), которая возникает на основе договор или акт государственной власти.

Как указано в положении Центрального районного суда в Комtomolsko Nad Amur от 28 августа 2014 года, Суд решил, что «учитывая, что жилые помещения в форме спорной квартиры не были переданы в оперативное управление Министерством внутренних дел, а также Поэтому не было его официального жилищного фонда, предоставляя причины администрации оспариваемых жилых помещений не соответствовали условиям для предоставления деловой квартиры ».

Оценив установленные обстоятельства и представленные в деле доказательства, установив нарушение порядка отнесения помещения к специализированному жилищному фонду в соответствии с Регламентом, суд по описанному делу пришел к выводу, что предоставление жилья жилому фонду Истец мог быть осуществлен администрацией только с целью улучшения его жилищных условий – то есть по договору социальной аренды.

Доводы адвоката ответчика о том, что предоставление жилых помещений лицам, в том числе сотрудникам органов внутренних дел, признанным нуждающимися в улучшении жилищных условий, входит в компетенцию исполнительного органа единицы местного самоуправления – Министерства внутренних дел и Администрация суд признала необоснованной, так как смысл Жилищного регламента предполагает, что этим лицам должно быть предоставлено жилье по месту прохождения службы.

Таким образом, в жилищном законодательстве есть серьезная лазейка. Для его выполнения и уравнивания правового статуса сотрудников милиции, получивших квартиры из ведомственного жилищного фонда (фонд МВД) и от мэрии по запросу МВД, на мой взгляд, необходимо Внести разъяснение в правила о том, что лица с 10-летним и более продолжительным стажем выселению не подлежат выселению из служебных квартир, переданных сотрудникам милиции по запросу Министерства внутренних дел Администрацией города. Кроме того, считаю, что необходимо последовательно формировать судебную практику в сфере споров, связанных с отсутствием государственной регистрации служебного помещения как такового, с применением негативных последствий для городской администрации на этом основании в виде признания помещения, переданного по договору социальной аренды.

Оцените статью
Добавить комментарий