Особенности домашнего ареста в РФ

Особенности домашнего ареста в РФ

Особенности домашнего ареста в РФ

О исправительных колониях и следственных изоляторах в России и в прошлом написано много, а также о местах лишения свободы в других странах. Но я практически никогда не видел полного описания менее суровой меры принуждения – домашнего ареста, которому я тоже подвергся.

Домашний арест – самая жестокая форма принуждения после лишения свободы в России. Вы можете находиться под домашним арестом по разным причинам. Согласно Закону, основанием для выбора этой меры принуждения является наличие достаточных оснований полагать, что, находясь на свободе, подозреваемый или обвиняемый сбежит от суда или следствия, продолжит преступную деятельность, повлияет на участников судебного процесса, уничтожить доказательства или иным образом воспрепятствовать разбирательству, что не является необходимым для помещения его под стражу. На практике, как и в случае задержания, эти основания имеют второстепенное значение. Фактически домашний арест назначается, когда совершенное правонарушение является незначительным или когда обвиняемый участвовал в его совершении. Бывают случаи, когда человека переводят из-под стражи под домашний арест, или когда обвиняемый, доказательства которого необходимы для расследования, заключил сделку, или когда применяется активная стратегия защиты в сочетании с длительным испытательным сроком. Однако в обоих случаях суд и следствие принимают во внимание тип совершенного преступления; Освободить из-под домашнего ареста убийц, грабителей, террористов и наркодельцов практически невозможно. Домашний арест обычно предназначен для мелких воров, наркоманов, а также тех, кто занимается политическими и экономическими делами. Люди, обвиняемые в преступлениях на сексуальной почве, если у них есть связи и деньги, также могут быть помещены под домашний арест. Пожалуй, единственными критериями личности обвиняемого, которые фактически учитывает суд, являются гражданство Российской Федерации и право собственности на место жительства. Суд не примет решение об увольнении человека, не проживающего в собственном доме.

Домашний арест подлежит ряду ограничений. В отличие от содержания под стражей, где права и обязанности обвиняемого регулируются достаточно обширными правовыми актами, условия домашнего ареста определяются самим судом, условия немногочисленны и существенно не отличаются.

Самое главное, в чем ограничивают обвиняемого под домашним арестом, – это свобода передвижения. Этот человек должен оставаться дома и выходить только по вызову суда или инспекции уголовной инспекции Федеральной пенитенциарной службы. Кроме того, суд может по просьбе обвиняемого разрешить прогулки или посещения врача. А иногда инспекция Федеральной пенитенциарной службы с молчаливого одобрения суда разрешает выборы и аналогичные выборы, потому что власти не хотят терять посещаемость на этих мероприятиях. Все остальные движения запрещены.

Пока что присутствие человека дома гарантирует «искреннее слово» и периодические проверки правоохранительных органов. В 21 веке для этого используют электронный браслет, который носят на ноге. В 2015 году был арестован директор Федеральной пенитенциарной службы Александр Реймер. Поводом для возбуждения против него уголовного дела стало вымогательство электронных браслетов. Наличие коррупционного фактора в их покупках становится очевидным, когда человек непосредственно сталкивается с этими браслетами. Они работают некорректно, неоднократно информируя системы ФСИН о «нарушении режима присутствия», даже если человек все время был дома или связь полностью пропала. Открыть браслет несложно, это можно сделать двумя обычными отвертками. При попытке его перепрограммирования в дежурную часть поступает сигнал о нарушении целостности браслета, но эти сигналы часто приходят без вмешательства в браслет, поэтому обвиняемый не полетит головой в отделение полиции, Только инспектор позвонит и узнает, все ли в порядке, а при необходимости через день-два после сигнала не будет спешить. Сам я никогда не пробовал взломать браслет, но знаю это по чужим рассказам. Обод браслета похож на обычный резиновый обод электронных часов, кажется сомнительным, что внутри него есть провода, склонные к обрыву, но никто не мешает это проверить: суд и ФСИН могут простить мелкие правонарушения, но попытка сломать браслет обязательно приведет к переводу в СИЗО. При подъезде метро к суду, к тюремному инспектору или при выходе из дома на законных основаниях человека проверяют двумя способами: либо с помощью мобильного устройства, подключенного к браслету и указывающего местонахождение человека, либо путем входа в база данных график, в течение которого человек может покинуть дом.

К браслету легко привыкнуть, он не доставляет дискомфорта и совершенно незаметен под одеждой. Трудности возникают только у женщин – зимой проблемно надеть обувь с браслетом. Вопреки расхожему мнению, браслет водонепроницаем, вам не придется лежать в ванне, высовывая одну ногу, обернутую фольгой, как в сериале «Домашний арест». Я благополучно пошла в душ, сауну и бассейн со своим электронным браслетом. Пожалуй, за это можно похвалить создателей электронного браслета.

В этом случае электронный браслет не показывает положение человека с точностью до метра, а также его положение в трехмерном пространстве, т. е. формально человек должен находиться в своем жилом пространстве, то есть в квартире. или частный дом, фактически невозможно контролировать выход человека на лестницу, на другой этаж дома, на вход или даже выход из дома, примерно в одном метре, база Федеральной пенитенциарной службы как приемлемое место для весь жилой дом, хотя сам проверять не пробовал.

Процесс надевания электронного браслета варьируется от случая к случаю, иногда человека забирают прямо из зала на осмотр, чтобы надеть браслет, иногда он приходит к нему домой, а иногда, как в моем случае, ему приходится сами сходите на обследование. Часто человек ждет несколько дней, чтобы надеть браслет.

То, как человек обращается в суд, зависит от возможностей инспекции и воли суда. Обычно обвиняемый сам идет в суд, но иногда суд должен организовать доставку обвиняемого, а затем сотрудник Федеральной исправительной службы сопровождает его из дома в суд либо на общественном транспорте, либо, что реже, в федеральном Автомобиль исправительной службы. Инспекторы ФСИН редко предоставляют транспорт из-за большой загруженности. На одного инспектора может быть от пятидесяти до восьмидесяти обвиняемых – у моего инспектора когда-то было около сотни. Однако, независимо от способа доставки, это намного эффективнее и быстрее, чем доставка обвиняемого из следственного изолятора, который может отложить заседание на несколько часов и даже прервать совещание во время эпидемии, поскольку обвиняемый не может быть возвращенным.

Читайте также:  Альтернативная продажа квартиры - что это значит, порядок, альтернативная сделка с недвижимостью, риски

Если обвиняемый идет в суд или для контроля самого себя, технически невозможно контролировать путь к цели, и поэтому некоторые обвиняемые, включая меня, могут обратиться в суд и для контроля, и часто по пути решают личные вопросы. назад: они идут в магазин, на встречу с кем-то, в музей или даже в бар, так что фактически они идут гулять. Но в любом случае зайти в продуктовый магазин по дороге или пообедать в кафе считается вполне законным правом.

В то время как выходы в суд (или к следователю, если еще ведется расследование) и инспекция являются обычным явлением во всех случаях домашнего ареста, прогулки и посещения врача назначаются судом в индивидуальном порядке. Суд может разрешить одноразовый визит к врачу, он может дать согласие на регулярные осмотры в определенные дни или может не дать согласия на что-либо, хотя суд не может запретить вызов скорой помощи и, при необходимости, госпитализацию. То же самое и с прогулками. Как правило, их банят, и нужно спрашивать разрешение. Суд определяет их частоту, продолжительность и расстояние, на которое они могут быть вынесены из дома. В моем случае мне разрешили гулять 2 часа с 9 до 11 утра по понедельникам, средам и пятницам на любом расстоянии от дома. Однако в наши дни суды обычно проводились, поэтому многие прогулки превратились в походы в суд. Время, затрачиваемое на прогулку, зависит от воображения и инфраструктуры в непосредственной близости. Большинство из них ограничиваются спортом на открытом воздухе. Интересно, что среди ФСИН и некоторых юристов бытует мнение, что постановление Пленума Верховного суда запрещает прогулки во время домашнего ареста, потому что якобы необходимо полностью изолировать человека, но это всего лишь иллюзия, есть нет прямого запрета на прогулки ни в акте, ни в постановлении Пленума.

Как и в предварительном заключении, под домашним арестом человек не может на законных основаниях работать и учиться, хотя постановление пленарного заседания косвенно разрешает использование Интернета для связи с учебным заведением, консервативные (в плохом смысле) российские судьи не все понимают специфику работы и обучения дистанционно и запретить использование Интернета для этих целей.

Распространенная проблема – что делать человеку, находящемуся под домашним арестом и не имеющему родственников или друзей, которые могли бы о нем заботиться. Как я уже сказал, этот человек не может работать, не может ходить в магазин и фактически обречен на голодную смерть. В большинстве случаев решение простое. Либо лицо помещается под стражу до суда, либо – если преступление не столь социально опасно – мера принуждения смягчается письменным обязательством не покидать место жительства или запретом на определенные виды деятельности. Конечно, суд обычно учитывает семейное положение человека, чтобы избежать подобных событий, но на самом деле были случаи, описанные выше.

Помимо ограничений мобильности, у ответчика также есть ограниченные возможности использования Интернета. Как я уже упоминал, российские суды плохо разбираются в тонкостях Интернета, и поэтому нередко встречаются пробелы в судебных решениях по этому поводу. Например, в моем судебном решении было указано, что мне не разрешается «вести переписку через Интернет, пользоваться мгновенными сообщениями и социальными сетями». Но как такового запрета на использование Интернета не было, то есть мне было официально разрешено использовать Интернет для просмотра новостей и чтения статей. Хотя в Российской Федерации власти любят широко толковать закон в свою пользу, и в случае спора мне, вероятно, скажут: «Я вообще не могу пользоваться Интернетом».

Еще один распространенный миф о домашнем аресте заключается в том, что это ограничение контролируется установкой в ​​доме «глушителей». На самом деле это невозможно, потому что это ограничило бы права тех жителей, которые не находятся под домашним арестом, а когда они не находятся, возникает проблема, о которой я упоминал выше, – некому обеспечить жизнеобеспечение обвиняемых. Так делается проще. Инспекция направляет запрос поставщикам услуг мобильной связи и Интернета относительно того, использовались ли устройства, зарегистрированные для ответчика. Также сотрудники МВД и ФСБ могут отслеживать активность того или иного человека в социальных сетях. На практике все понимают, что отследить запрет использования интернета под домашним арестом практически невозможно. Хотя у большинства заключенных в следственных изоляторах есть телефоны, и любой может передавать и получать определенную информацию через адвоката, в век информации чрезвычайно трудно полностью отрезать обвиняемого от внешнего мира.

Также запрещены почта и телеграфия (устаревший термин из прошлого века, который до сих пор существует в законе). В случае с почтовыми службами еще проще проконтролировать соблюдение ограничения, просто спросив «Почту России».

Ограничения относительно того, с кем может связаться арестованный, также разнообразны. Возможны два варианта: жесткий, при котором контакт ни с кем не допускается, и мягкий, при котором запрещено общаться только с участниками уголовного дела. В моем случае было правило второго рода, то есть, буквально интерпретируя решение суда, я мог легально общаться со своими друзьями, но не по телефону или через Интернет, а лично. Хотя и жесткий вариант ограничений тоже сложно контролировать. Как узнать, кто в гостях? Обвиняемый или живущие с ним? Но в любом случае можно вызвать юриста, секретаря суда, инспектора, службы экстренной помощи. Общение с членами семьи, проживающими с обвиняемым, также не ограничивается, хотя обычно они выступают в качестве свидетелей по делу.

Читайте также:  Главная Бизнес - 30 Идеи для домашнего бизнеса

Психологическое восприятие домашнего ареста различается в зависимости от того, помещено ли лицо под домашний арест на свободу или под стражу. В первом случае домашний арест оказывает очень сильное давление. Раньше человек мог поехать куда угодно и когда угодно. Однако сейчас он заперт в своем доме и может покинуть его только в строго определенных случаях. Сходить по желанию в кино, в парк, на спортивное мероприятие, в клуб уже невозможно. Теперь вы должны проводить дома целые дни, а это особенно сложно, когда у вас нет разрешения выходить на улицу. Также очень непривычно, что вы больше не можете открыто находиться в социальных сетях.

Совершенно иное отношение к домашнему аресту происходит в случае перевода из СИЗО. По сравнению с тюрьмой домашний арест – это «земля и небо». Дома нет постоянной проверки со стороны Федеральной службы исполнения наказаний, поэтому можно использовать многие предметы, запрещенные в PDF, от металлических и стеклянных изделий до игровых приставок. Вам не нужно зависеть от администрации центра заключения, жить с непонятными людьми, переходить из камеры в камеру, читать любые книги, которые вы хотите, есть то, что вы хотите, и, наконец, пить легально. Когда вы находитесь под домашним арестом, ваши родственники и друзья находятся с вами. Я не могу описать все преимущества одиночного заключения дома, которые я не могу описать дома, и наоборот.

То, как обвиняемый доходит до суда, также является большим преимуществом. Дорога из тюрьмы в переполненные грузовики – это пытка, которая длится весь день и чрезвычайно утомительна. А когда бывает несколько прослушиваний в неделю? Это тяжело переносить. Я лично знал людей, которые были готовы признаться в преступлении только для того, чтобы ограничить количество посещений суда. В домашнем аресте, наоборот, походы в суд становятся положительным событием, ведь можно прогуляться по дороге в суд. Даже если ФСИН везет обвиняемых в патрульную машину, пассажирское место в машине отличается от автопоезда.

В условиях домашнего ареста, имея под рукой компьютер и материалы дела, легче подготовиться к защите по уголовному делу, чем в СИЗО, где приходится писать от руки, а материалы дела становятся ненужной обузой в ограниченном пространстве. тюремной камеры.

И, конечно же, отношение суда к тому, кто сидит за решеткой или в «аквариуме» и приходит в суд в наручниках, совершенно иное, чем к тому, кто сидит за одним столом со своим адвокатом, с которым, кстати, , легче связаться за пределами тюрьмы, где не так-то просто найти адвоката.

Как это ни странно звучит, предварительное заключение имеет преимущества перед домашним арестом. Суть в том, что этот срок считается наказанием. На момент написания статьи один день содержания под стражей соответствует полутора дням в колонии строгого режима (за исключением лиц, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, сексуальным насилием и терроризмом), одному дню в колонии строгого режима и колонии строгого режима и двум дням в колонии строгого режима. открытая тюрьма. Один день домашнего ареста равен половине дня колонии. В результате известны случаи, когда в группе подсудимых находившиеся под стражей освобождаются от суда «на испытательный срок», а находившиеся в течение такого же срока дома начинают отбывать наказание в местах одиночного заключения. Это означает, что в предварительном заключении вы теряете меньше времени в своей жизни.

Одно из преимуществ предварительного заключения, хотя и не для всех, состоит в том, что оно имеет более широкий круг общения, особенно по сравнению с теми, кто находится под домашним арестом в полной изоляции. Тюрьма – это вообще место для тех, кто любит пообщаться. Гарантия прогулок в предварительном заключении также является небольшим преимуществом по сравнению с домашним арестом.

Наконец, основываясь на своем опыте с домашним арестом, который длится шесть месяцев, я бы составил некоторые предложения, которые должны быть реализованы законом, а лучше – новым постановлением Пленума Верховного суда относительно применения этой меры принуждения. .

Самая основная, важная и глобальная – это, как правило, облегчение уголовно-правовой политики государства путем облегчения бремени предварительного заключения и перевода большего числа заключенных под домашний арест и, в свою очередь, если позволяют обстоятельства, под домашний арест без судимость, запрет конкретных действий, залог, а также использование по существу мертвых средств: личное поручительство и обязанность явиться.

К самому домашнему аресту я бы добавил некоторые гарантии для обвиняемых, а именно гарантированное право на прогулку, разрешение на посещение врача не с санкции суда, а с санкции инспекции ФСИН, которая в случае сомневается в правомерности обращения обвиняемого к врачу, подает документы в суд. Также необходимо дать возможность ответчикам использовать Интернет для выполнения работы и дистанционного обучения, а также для заказа товаров через Интернет.

В то же время следует быть объективным и признать, что нынешние условия домашнего ареста не идеальны не только с точки зрения прав личности, но и с точки зрения интересов государства. Прежде всего, необходимо заменить оборудование в инспекциях ФСИН. В западных странах электронные браслеты напоминают фирменные умные часы, которые редко выходят из строя, предоставляют наиболее точную информацию о местонахождении человека и их чрезвычайно сложно взломать. В России же электронные браслеты больше похожи на детские часы с рынка. Замена оборудования сократит количество ложных срабатываний браслета, оптимизирует работу по проверке и предотвратит возможные побеги, потому что, если на хорошем браслете отображается сообщение «Целостность браслета» или «Не беспокоить», значит произошло что-то серьезное, и вы можете немедленно вызвать полицию вместо звонит, спрашивает: «С тобой все в порядке?», а у обвиняемого есть шанс сбежать до границы с Украиной. Также можно улучшить систему, чтобы обвиняемые не злоупотребляли правом обращаться в суд для решения личных вопросов. Карты Google и «Яндекс» могут показать примерное время в пути до определенной точки, в том числе на общественном транспорте. Взаимодействуя с ними, вы можете рассчитать подходящее время для обвиняемого, а в случае превышения этого времени, с некоторой точностью для еды и пробок, узнать, где находится этот человек. Секретарь суда также должен участвовать в этой проверке, который может сообщить в Федеральную службу исполнения наказаний о времени окончания заседания.

Читайте также:  Очередь на субсидию военнослужащим

Также необходимо расширить состав проверяющих, поскольку у сотрудников ФСИН объективно некогда выполнять свои обязанности по наблюдению за подсудимыми.

Такие меры могут улучшить практику домашнего ареста, как гарантируя права обвиняемых, так и защищая государство от нарушений.

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы прочитать «Завтра» на канале Яндекса.

Мера пресечения домашний арест: кто назначает и на какие сроки

Эта мера пресечения в России появилась в 2011 году и является более гуманной, по сравнению с заключением под стражу.

Домашний арест – это изоляция подозреваемого или обвиняемого в квартире, где он находится на законных основаниях, но с множеством ограничений и запретов на него.

Что представляет собой домашний арест

Что такое домашний арест?

Домашний арест может быть применен к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления небольшой или средней тяжести. В некоторых случаях он устанавливается для несовершеннолетних или тех, кто пытался скрыться от правоохранительных органов во время предварительного расследования, не явился в судебные органы или во время следствия.

Эта профилактическая мера означает, что человек будет находиться внутри стен своего дома (собственного или арендованного), но не сможет покинуть дом или квартиру.

Заключенному не разрешается общаться «с миром»: ему не разрешается пользоваться телефоном или Интернетом, ему не разрешается вести электронную почту или телеграфную переписку. Встречи с адвокатами, нотариусами, законными представителями разрешены только по месту содержания под стражей.

Тем не менее, «домашний задержанный» имеет право использовать телефон для звонка врачам, сотрудникам правоохранительных органов или вызова службы экстренной помощи. Однако во избежание проблем необходимо знать, как правильно общаться с сотрудниками Инспекции по уголовным делам (УИП), которые контролируют арест.

Кем назначается домашний арест

Запреты, наложенные судом, действуют также при госпитализации заключенного в лечебное учреждение по состоянию здоровья. Они остаются в силе до тех пор, пока суд не примет решение об их отмене или изменении. Тогда место домашнего ареста рассматривается как медицинское учреждение.

Домашний арест может быть вынесен только судом в любое время во время уголовного разбирательства. Судья может принять такое решение самостоятельно или после подачи ходатайства об этом.

В большинстве случаев домашний арест выбирается судом в случае отклонения ходатайства следователя о заключении под стражу или задержании.

При наличии оснований для применения данной меры пресечения следователи (с согласия руководителя следственного органа) и следователи (с согласия прокурора) подают в суд ходатайство о применении к подозреваемому или обвиняемым меры пресечения. мера в виде домашнего ареста. После рассмотрения ходатайства суд либо принимает его, либо отклоняет.

Какими могут быть сроки домашнего ареста

В случае удовлетворения ходатайства домашний арест выносится на срок до двух месяцев, но затем он может быть продлен судом на основании ходатайства органа уголовного преследования.

Эта мера принуждения может применяться на любой стадии производства, как во время следствия, так и во время судебного разбирательства. Суд рассматривает серьезность преступления и роль подозреваемого или обвиняемого в его совершении. На практике это в основном экономические преступления, ущерб от которых не слишком велик.

Сроки нахождения под домашним арестом:

    Домашний арест обычно назначается на срок до двух месяцев. Если в течение этого времени невозможно провести все следственные действия, суд может продлить срок предварительного заключения до выяснения обстоятельств уголовного дела на необходимое время. Это делается на законодательном уровне согласно ст.109 УК РФ. До 6 месяцев – в случаях средней степени тяжести; До 1 года за тяжкое или особо тяжкое преступление

до 1,5 лет – в исключительных, особо тяжелых случаях.

В каких случаях наказание могут сменить на более строгое

Так что полтора года – это максимум, на который «диванная картошка» может просидеть дома. В то же время домашний арест включен в наказание, которое затем будет отбывать осужденный, а содержание под стражей входит в наказание в виде домашнего ареста.

Если подозреваемый или обвиняемый ведет себя корректно и нет выговора, домашний арест можно превратить в более легкую уголовную меру – обязательство не покидать квартиру.

Оцените статью
Добавить комментарий